Обзор СМИ в Красноярском крае

Различные отрасли сектора хозяйства, как обычно, растут медленнее и тише. И прошлогоднее снижение роста (лишь 5% в крае вместо 7% в среднем по стране) может пооказаться не просто случайным. Валовый региональный наш продукт у нас намного больше, чем у многих других регионов страны. И отставание в развитии его роста покажется не очень сразу и не сейчас даже. Сдавая позиции по чуть-чуть, можно сразу и не заметить, что тут попадаешь в эту группу безнадежно и безвозвратно отставших”.
“Соглашения с большими финансовыми структурами будут предусматривать различные обязательства государства и крупного бизнеса, которые обеспечивают реальный прирост денежных потоков в этой отрасли, жизненно важные для государства и края. Считается, что необходимо напоминать о внедрении инициативы различных красноярских производителей и ученых по созданию в районе Нижнего Приангарья различных точечных зон с особым промышленным режимом. Предпосылки для этого эксперимента на государственном уровне то есть. И если так станет и получится все, как думали мы, то, мы свою возможсноть обязаны использовать”.
Как известно, на III съезде депутатов Красноярского края главными темами для обсуждения стали две – социально-экономическое развитие края до 2010 года и реформа местного самоуправления. О проблеме реформирования МСУ мы уже рассказывали в прошлых номерах. Сегодня предлагаем вниманию читателей доклад председателя Законодательного Собрания края Александра УССА в той части, где речь идет об экономике и о том, каким видит ее развитие законодательная ветвь краевой власти.
Со времени проведения II съезда депутатов всех уровней прошло без малого три года, отмеченных заметными политическими событиями. Сегодня в нашем составе трудится Законодательное Собрание и администрация края. В гоусдарственную власть на Таймыре также пришло новое правительство. Избирание главы и депутатского состава проходят во многих регионах и районах, включая и наш областной центр – город Красноярск. Крупными событиями в жизни края стали выборы президента России и депутатов Государственной Думы.
В целом в крае сложилась другая социально-политическая обстановка – более ровная и более подходящая для нормальной конструктивной работы. Активизировалось и, самое главное, стало более плодотворным взаимодействие с федеральными органами государственной власти. Позитивно развиваются отношения между краем и входящими в его состав Таймырским (Долгано-Ненецким) и Эвенкийским автономными округами. Краевая законодательная и исполнительная власть смогла на принципиальной основе во многом перестроить свою работу, в частности преодолеть острые противоречия по поводу кадровой политики, управления собственностью, расходования бюджетных средств и по многим другим вопросам.
В экономической и финансовой сферах и, как следствие этого, в реальной жизни красноярцев перемены не столь значительны. И далеко не все из них однозначно положительные. Остановлюсь лишь на наиболее важных, принципиальных для нас моментах. Прежде всего с полным на то основанием мы можем констатировать, что среди субъектов Российской Федерации, входящих в Сибирский федеральный округ, по основным экономическим показателям край по-прежнему удерживает лидирующие позиции.
В последние годы мы имеем хотя и небольшой, но устойчивый экономический рост. В 2001 году он составил 6,2% валового регионального продукта (ВРП), в 2002-м -3,5%, в 2003-м – 4,7%. Ощутимый прирост производства зафиксирован прежде всего в машиностроении, топливной промышленности, цветной металлургии. Есть некоторое оживление на предприятиях военно-промышленного комплекса за счет роста объема оборонного заказа. Последовательно возрастают размеры консолидированного бюджета края: в 2001 году его доходы составили 29 млрд рублей, в 2002-м – 34 млрд рублей и в 2003-м, по предварительным данным, уже почти 43 млрд рублей. Думаю, что эти результаты -заслуга не только власти, но и тысяч наших земляков-красноярцев, руководителей и рядовых тружеников, которыми мы можем гордиться.
Вместе с тем ситуация в производственно-экономической сфере далеко не всегда складывается так, как нам хотелось бы. Нас не может не настораживать то обстоятельство, что темпы промышленного производства в истекшем году отстают от среднероссийских – 104% против 107% по Российской Федерации. Растет государственный долг – его предельный размер на текущий год составляет уже почти 10 млрд рублей против 9 млрд в 2003 году. В бюджете на его обслуживание предусмотрено более 1 млрд рублей.
Сегодня мы должны признать также и то, что основным фактором, позволяющим поддерживать в крае положительный финансовый баланс, является резкий рост цен на продукцию цветной металлургии на мировом рынке. Именно эта отрасль дает сегодня 67% всего объема промышленного производства и свыше 95% прибыли.
Поэтому обобщенные финансово-экономические показатели (а они в данном случае отражают нечто вроде средней температуры по палате) не могут скрыть тот факт, что многие базовые отрасли с большой численностью работающих, крупные предприятия, слывшие некогда гордостью края, находятся в состоянии глубокого кризиса. За примерами ходить далеко не надо – “Сибэлектросталь”, “Зубр”, цементный завод и многие другие.
В лесной и лесоперерабатывающей промышленности незначительное развитие имеют лишь предприятия, ориентированные на экспорт. По-прежнему очень тяжело идут дела на селе, где устойчиво работает лишь небольшая группа крупных хозяйств. Основная же масса сельскохозяйственных предприятий скользит вниз по наклонной плоскости.
Соответственно состоянию экономики и финансов выглядит и качество жизни красноярцев – достаточно противоречиво. Нельзя не отметить, что, судя по статистической отчетности, доходы населения в целом за последние три года пусть незначительно, но все же выросли. Задержки с выплатой заработной платы, в частности в бюджетной сфере, сведены к минимуму. Введен в действие ряд значимых объектов социального назначения. Активно, хотя и не без проблем, продолжается строительство жилья, дорог, развитие новых средств связи. Есть несомненные достижения в области образования, культуры и особенно спорта.
И все же такие примеры могут радовать, но не успокаивать. Итоговая картина очень далека от той, которую мы хотели бы видеть. Продолжает нарастать расслоение населения по уровню доходов. Устойчивые различия в качестве жизни приобретают и региональный характер. На фоне признаков относительного благополучия в краевом центре и некоторых других территориях, где прибавилось машин на дорогах, хорошо одета молодежь и так далее, множится число городов и весей, где люди, как говорится, донашивают последнюю фуфайку, теряют надежду на лучшую жизнь и ищут для себя утешение в “стеклорезе”. В крае катастрофически стареет жилой фонд. Буксует реформа жилищно-коммунального хозяйства – выросшие в разы платежи населения не привели к улучшению качества услуг. Индекс потребительских цен оказался у нас выше, чем в среднем по Сибири, да и по стране в целом. Не имеют какой-либо заметной позитивной динамики показатели потребления основных продуктов питания. Сокращается, и прежде всего в сельской местности, сеть учреждений культуры, здравоохранения, образования.
Не внушает оптимизма состояние правопорядка: практически во всех регионах края растет количество совершенных преступлений, и что особенно тревожно – более быстрыми темпами в молодежной среде. Я уж не говорю о многочисленных правонарушениях некриминального характера, проявлениях махрового бюрократизма, бездушия со стороны чиновников, что создает у граждан ощущение беззащитности и протеста. И по-видимому, не случайно на таком фоне формируется устойчивая тенденция отрицательной миграции и снижения общей численности проживающего в крае населения.
Объективная, без прикрас, картина сложившегося положения вещей нужна нам не для самобичевания. Она нужна для того, чтобы на ее основе избрать более результативную, адекватную сложившейся ситуации стратегию действий на будущее.
Почему эти три года не стали для нас временем значительных, по-настоящему крупных позитивных перемен? Причин здесь, конечно, много. И далеко не все они зависят от нас. Но, если быть до конца честными, надо признать, что все мы с вами вместе, краевая власть в целом, свои собственные возможности использовали далеко не в полной мере.
Нашей управленческой машине, на мой взгляд, не хватало, да и сейчас по-прежнему не хватает надежных ориентиров – долгосрочных выверенных целей. Не хватает понимания того, какими методами их можно достичь. И самое главное – не хватает ответственности за результаты своей работы. Власть у нас выборная. Кандидаты на соответствующие должности и места нередко что-то реально планируют. Но только на срок своих полномочий. Это в лучшем случае. И далеко не все. А многие просто раздают обещания. Потом о них, как водится, забывают. Когда начинают работать, думают больше не о деле, а о так называемом “пиаре” – о том, как произвести приятное впечатление и в очередной раз победить. А если учесть, что звенья этого механизма еще и независимы друг от друга, действуют сами по себе, ожидать здесь нормальных управленческих результатов очень трудно.
Уверен, давно назрела потребность перейти от такого, во многом хаотичного, непредсказуемого управления краем политическими методами к руководству правовому. Руководству, параметры которого задает юридически значимый документ – программа социально-экономического развития, имеющая силу закона.
Депутаты, по меньшей мере, пять лет ставят вопрос о необходимости разработки такой программы. Говорилось об этом и в резолюции предыдущего съезда. И теперь, надеюсь, мы стоим на пороге ее принятия. Губернатор края А. Г. Хлопонин изложил основные направления социально-экономического развития края. Документ с одноименным названием недавно поступил на рассмотрение в Законодательное Собрание. Для того чтобы он стал не очередным набором благих пожеланий, а руководством к действию, его придется как минимум конкретизировать. То есть “развернуть” заявленные в нем цели в перечень более частных задач, имеющих территориальную “привязку”. Предусмотреть для их реализации мероприятия, сроки и ответственных за исполнение. Таким образом, заявленные основные направления станут рабочей программой действий власти на планируемый период.
На этой основе должны разрабатываться, в частности, планы работы администрации на текущий год и планы законотворческой деятельности депутатского корпуса. Соответственно по итогам их выполнения необходимо представлять обязательные ежегодные отчеты губернатора, других должностных лиц и органов, включая представительные. В этом ключе мы намерены действовать на краевом уровне. И настоятельно рекомендуем внедрять такой дисциплинирующий подход к управлению на местах. Другого просто не дано. Это требование нашего краевого Устава да и самой жизни.
В качестве локомотивных мы вновь начали продвигать крупные экономические проекты в энергетике, лесной отрасли, ТЭК. Эти идеи не новы. Они были глубоко проработаны еще в доперестроечные времена и вполне осуществимы. Тогда, как известно, и планировать, и воплощать умели. Имеется в виду достройка Богучанской ГЭС, концентрация лесопромышленного комплекса в Лесосибирске, разработка нефтегазовых месторождений в северных районах края и в Эвенкии. Бесспорно, они очень важны. Но, к сожалению, “золотым ключиком”, открывающим для края в целом заветную дверь к счастью, проекты такого рода могут и не стать. Спрашивается – почему? Ответ лежит на поверхности. Они непосредственно затрагивают лишь небольшую часть муниципальных образований и занятого населения. Поэтому их просто не хватит для экономического рывка всего региона.
Приведу конкретный пример. Предположим, достроена Богучанская ГЭС. Вырабатываемая ею электроэнергия может использоваться где-то за пределами края, что весьма вероятно. Как известно, планы такие есть. Что это будет означать для нас? Прежде всего какое-то количество налогов. Но занятость населения в Кодинске при этом сократится. Оттуда уйдут строители, а необходимая численность энергетиков сравнительно мала. В крае уже был такой пример – в Дивногорске при строительстве и пуске Красноярской ГЭС.
Именно поэтому для Красноярска, центральных и южных районов края требуется иной тип проектов – ориентированных на массовую занятость, на повышение квалификации людей, на интенсивное использование не только и не столько природных, сколько кадровых и интеллектуальных ресурсов.
Приоритетными отраслями становятся в этом случае:
1. Машиностроение, способное больше других отраслей поглощать инновационные разработки.
2. Сельское хозяйство, число занятых в котором весьма велико, а жизненный уровень людей наиболее низок.
3. Химия и глубокая переработка сырья.
4. Сфера услуг. Причем в первую очередь тех, которые регион может экспортировать (транспорт, связь, логистика, торговля). Уже сейчас ясно, что значимой задачей для экономики края становится развертывание торговых сетей, имеющих центр в регионе и распространяющихся на другие территории. Например, такие собственные торгово-сбытовые сети должен иметь красноярский лесопромышленный комплекс в Китае, если он хочет утвердиться на рынках Юго-Восточной Азии.
5. Медицина, культура, наука и образование, и в первую очередь профессиональное. Без знаний не может быть современной инновационной экономики. Без знаний нет будущего. Это очевидно. Мы по инерции продолжаем считать себя передовым регионом в этой сфере, говорим о поддержке молодежи, ее перспективах и т. п., умалчивая при этом, что даже по такому базовому показателю, как книгообеспеченность на одного жителя, уже скатились на 44-е место в России. Обращаю на это особое внимание потому, что ситуация может усугубиться. Намеченная на ближайшее время реформа в образовательной сфере создает предпосылки для концентрации ведущих образовательных центров в столице, а не в регионах развития. Наша общая задача – переломить эту тенденцию.
Итак, никакого единственного магического средства для экономического подъема края на самом деле не существует. Действовать придется по всему фронту.
Главным лозунгом, стержневой идеей нашего съезда избрана простая фраза: “Нам здесь жить!” Избрана не случайно. Она должна служить напоминанием о том, что конечным предназначением, смыслом всех наших усилий должно быть улучшение качества жизни на красноярской земле.
Заседание секции прошло в напряженной обстановке. Слишком много накопилось болевых проблем, требующих скорейшего решения. Да и нечасто появляется возможность рассказать о своих бедах, обратить на них внимание властей.
Несмотря на благоприятные погодные условия последних лет, на улучшение нормативной базы в аграрном секторе экономики края, существенных изменений в жизни сельчан не произошло. Приведем несколько цифр. Более половины сельских жителей находятся за чертой бедности. Естественная убыль населения составляет 5,8% в год, рост безработицы – 4,8%. Большинство сельскохозяйственных предприятий края неконкурентоспособны, 32,2% – в состоянии кризиса. Работающие же предприятия сталкиваются с множеством проблем: износ техники, диспаритет цен, высокие тарифы на электроэнергию. Как метко заметил один из выступавших, “говорить приходится не о динамике роста, а о динамике падения”.
Основные причины бедственного положения на селе депутаты видят в недостаточном финансировании. В 2004 году из требуемых 2 673 млн рублей выделено только 717,8 млн. О каком росте производства может идти речь? Необходимо сначала заставить работать принятые законы о развитии села, а потом ставить задачи на перспективу.
В связи с бедственным положением в большинстве предприятий АПК края основная экономическая активность приходится на долю личных подсобных хозяйств, которые зачастую являются единственным источником доходов. Назрела необходимость правового регулирования, принятия целевой программы по развитию и господдержке личных подсобных хозяйств. Одной из важнейших является кадровая проблема. Согласно статистике только 4-6% выпускников возвращаются работать в родное село. Не спасают ситуацию и различные программы по закреплению кадров на предприятиях АПК. По словам участников секции, квоты на обучение в вузах распределяют между собой местные “шишки”, а простому рабочему обучить ребенка в городе очень сложно. Недостаточно хороши, по-видимому, и те условия, в которых молодые специалисты захотели бы работать в сельской местности.
Особое внимание депутаты-аграрии уделили вопросам безработицы и пьянства. Не было предела возмущению селян незаконной спиртоторговлей. Никаких реальных мер по ее пресечению не принимается, а между тем население постепенно спивается и деградирует. Как сказал руководитель секции Петр Миков, это даже не краевая, а федеральная проблема. Чтобы хоть как-то повлиять на ситуацию, делегаты решили направить соответствующие обращения губернатору и в федеральные органы власти.
Если в стране нет социально-экономического роста, не стоит ожидать и развития таких важных сфер жизни человека, как культура и спорт. Этот актуальный вопрос обсудили участники профильной секции “Культура и спорт в развитии человеческого ресурса” под председательством Леонида Федотенко.
На протяжении многих лет в крае складывался огромный культурный потенциал. Но недостаточное бюджетное финансирование поставило многие культурные учреждения на грань выживания. Плохая материальная база, отрыв значительной части населения от культурной жизни – это первоочередные вопросы, которые рассматривали делегаты.
Особое беспокойство вызывает проблема сельской культуры и культуры малых городов. На 12% сократилось количество сельских детских музыкальных школ, а на месте домов культуры открываются торговые комплексы. Во многих регионах постепенно исчезает сама потребность в посещении культурных учреждений. Только 10% всех выпускаемых книг попадает в библиотеки. Отсюда недостаток информации, ограниченный доступ к некоторым изданиям.
Немалую обеспокоенность вызывает и развитие физической культуры, которая признается одним из наиболее эффективных факторов укрепления здоровья человека. К сожалению, спорт сегодня переживает не лучшие времена. С 1991 года на 15% сократилось число спортивных сооружений, устарело техническое оснащение, теряет престиж профессия учителя физкультуры и тренера. По мнению П. А. Брауна, директора СДЮШОР главного управления образования администрации края, особый акцент следует делать на развитии детского спорта. Вовлечение молодого поколения в спорт сегодня жизненно необходимо – это один из способов борьбы с наркоманией, детской беспризорностью.
На заседании секции “Социально-экономическая значимость природопользования и охраны окружающей среды” Юрий Захаринский отметил, что реформирование управления по природно-ресурсному блоку затянулось.
Требуется системность в выполнении краевых программ природопользования, связанных с развитием лесного комплекса, рыбного хозяйства, добычей и переработкой природного сырья, охраной водных объектов, воздуха, захоронением ядерных отходов.
Начальник управления природных ресурсов администрации края Алексей Колчин обратил внимание прежде всего на конкурентоспособные природные ископаемые. Он определил потенциальные рынки и схему возможной транспортировки. Среди перспективных природных ископаемых названы углеводородное сырье и золото.
Всего на секции прозвучало 11 докладов и 17 выступлений. В результате в резолюцию съезда от имени секции внесены положения об освоении Приангарья и создании Ангаро-Енисейской особой экономической зоны высоких технологий природопользования, о необходимости учета специфики субъекта РФ в законе об эффективном природопользовании.
“Уроки на завтра”.
(“Красноярский рабочий”, 08.04.04)
В работе III съезда депутатов Красноярского края чувствовался стиль советских времен. Но хорошо забытое старое выглядело как новое, конструктивное. Еще несколько лет назад мы наотрез отказывались от таких форм работы, но потом стало ясно, что необходимо возобновлять общественный диалог с представителями народа. Ведь недаром опыт проведения подобных форумов пытаются сейчас внедрить и в других регионах страны. О своих впечатлениях от работы съезда сегодня рассказывают сами делегаты.
Александр Тимашевич, депутат Боготольского районного совета:
- В докладе губернатора было сказано о том, что предпринимателя нужно поддерживать, а не воспринимать его только как источник налоговых поступлений. Неплохо уже то, что он кормит себя, свою семью, создает рабочие места. Слова хорошие, но почему-то они расходятся с делами чиновников. На деле получается, что малый бизнес выживает не благодаря, а вопреки.
У нас в Боготоле градообразующим предприятием считается железная дорога, и неизвестно, что произойдет с ней при реорганизации, когда она практически перейдет в частные руки. Каким тогда будет бюджет? Сейчас он составляет около 200 миллионов рублей, из них около 120 миллионов налоговых поступлений мы собираем на территории. Этого недостаточно, чтобы дополнительно организовывать рабочие места, выделять средства на социальные программы.
Чтобы поднять экономику с колен, необходимо дать “зеленый свет” предпринимательству, инвестировать имеющееся производство, развивать новое. Например, у нас есть залежи угля. Мы уже выходили с проектами в край. Нужны деньги для разведки месторождения и его разработки. Сейчас мы завозим уголь в город из других территорий. Если организуем собственное производство, это даст дополнительные рабочие места, решит местные проблемы.
Думаю, что прошедший съезд депутатов даст все-таки толчок социально-экономическому развитию края. Заряд энергии и рабочий настрой мы получили, подвижки будут.
Тамара Павлюченко, депутат Сымского сельского совета Енисейского района:
- Я являюсь депутатом одного из самых труднодоступных сельских советов края. Считаю съезд своевременным и полезным, в особенности для делегатов из глубинки. Сейчас проходит реформа местного самоуправления. Многие попросту не могут разобраться в новом законе. Участвуя в работе секции съезда, я сделала главный вывод: оснований для страха перед реформой нет. Многие сомнения рассеялись. Как говорят, не так страшен черт, как его малюют. Но вот чтобы не наломать дров, нужно как можно больше проводить подобных встреч. Не случайно в резолюции съезда делегаты упомянули об информированности депутатов на местах.
В этом контексте очень актуально выглядит сложившаяся в нашем районе ситуация. Меня удивило то, что ни одного представителя из нашей глубинки, кроме меня, на съезде не было. Да и то я приехала сама, вопреки воле главы района. Оргкомитет проинформировал районный совет о предстоящем форуме, а тот не соизволил нас даже поставить в известность. Я попала на съезд буквально в последний момент благодаря тому, что у нас очень активные депутаты, они меня самостоятельно и делегировали.
Теперь у меня совершенно другое видение ситуации в крае, районе. Наш поселок Сым – особая территория. Правительством РФ он отнесен к местам компактного проживания коренных малочисленных народов. У нас очень низкая плотность населения. До некоторых заимок можно добраться только самолетом, на “буранах” или по реке, потратив на дорогу не менее 20 часов. Поэтому реформа местного самоуправления в нашей местности должна проходить с учетом индивидуальных особенностей.
Для нашего сельсовета важно иметь свой бюджет. Депутаты пытались выйти с этим вопросом на сессию райсовета, но глава района, он же председатель райсовета, категорически настоял на том, чтобы для Сымского сельского совета бюджет не был выделен. Реформа МСУ даст нам возможность самим распоряжаться своими средствами и не ездить за каждой копейкой в район. Она расставит все на свои места. Но предстоит большая и трудная работа, будет огромное противодействие.
Сергей Андреев, депутат сельского совета ЗАТО поселок Кедровый:
- Поселок Кедровый – закрытое административно-территориальное образование. Он находится недалеко от Красноярска. Бывшая ракетная дивизия расформировывается. Губернатор в своем докладе отметил, что на территории края имеется четыре ЗАТО, но ничего не сказал о том, как дальше будут выстраиваться взаимоотношения края с этими территориальными образованиями. Меня беспокоит проблема безработицы и трудоустройства земляков в связи с тем, что Кедровый подлежит закрытию. Эта проблема не обозначена администрацией края, неизвестно, как она будет решаться. Чиновники приезжают к нам очень часто, но никакой конструктивной программы до сих пор не выработано. Мы бьем тревогу и хотим, чтобы нас услышали. Трибуна съезда депутатов края оказалась для этого как нельзя кстати.
ИПОТЕКА НЕ ПО КАРМАНУ
Анатолий Шестаков, депутат Канского городского совета:
- Как работника просвещения больше всего меня волнует проблема перехода краевой системы образования с 1 января 2005 года на финансирование из местного бюджета. Также на съезде поднимались важные вопросы нехватки средств на учебники, техническое оснащение и ремонт зданий. Будем надеяться, что съезд положительно повлияет на ситуацию. В целом его работой я удовлетворен, но нужно еще до конца осмыслить выступления делегатов.
Раиса Свинцова, председатель Шушенского сельского совета:
- Особенно понравился второй день работы съезда. Были четко очерчены проблемы, стоящие перед всем населением края. Очень продуктивной была работа секции, где мы обсудили вопросы образования. Как учитель я затронула проблему нехватки и подготовки молодых кадров. На селе до 80% учителей пенсионного возраста. Из-за маленькой зарплаты, дефицита жилья молодежь не стремится возвращаться работать в родное село. Хваленое ипотечное кредитование не подходит просвещенцам и другим бюджетникам – слишком дорого.
Любовь Кузьмина, глава Починского сельсовета Абанского района:
- Я недавно вступила в должность, и больше всего меня волнует предстоящая реформа местного самоуправления. Съезд дал мне возможность пообщаться с коллегами, набраться опыта. В ходе работы секций я услышала много нового, получила достаточно информации и знаний, которые, надеюсь, помогут мне в дальнейшей работе.
Краевая федерация профсоюзов и краевые комитеты профсоюзов бюджетных отраслей направили обращение губернатору края.
Они констатируют, что нынешняя зарплата бюджетников “не соответствует стоимости жизни”, и предлагают Александру Хлопонину предпринять ряд шагов. Авторы обращения считают целесообразным начать выработку совместной позиции по форме и размеру краевых надбавок и доплат; поддержать инициативу краевой федерации профсоюзов по внесению изменений в законодательство края о социальных гарантиях работникам бюджетной сферы; сохранить коммунальные льготы специалистам на селе и в рабочих поселках; выделить средства на санаторно-курортное лечение бюджетников.
Губернатору края предложено в течение апреля провести коллективные переговоры по этим вопросам с целью принятия необходимых краевых законов.
Напомним, в феврале этого года на собрании акционеров ОАО “Красноярская ГЭС” было принято решение об увеличении уставного капитала путем дополнительной эмиссии акций. Полученные средства предполагается направить на финансирование строительства Богучанской ГЭС.
Однако, по словам Олега Кобелева, если эмиссия произойдет, то блокирующий пакет акций будет размыт и Красноярская ГЭС выйдет из-под контроля государства. Полный контроль над ГЭС будет у “Русала”, и весьма вероятно, что вся энергия пойдет на КрАЗ. В этом случае край лишается собственной электроэнергии и вынужден будет перейти на федеральные сети. А это, в свою очередь, приведет к увеличению тарифов. Расходы на электроэнергию увеличатся на 1,2 миллиарда рублей в год. Чтобы не допустить увода ГЭС, РАО ЕЭС вынуждено будет выкупить свою долю в дополнительном выпуске акций. Это обойдется энергетикам в 40 миллионов долларов. Чтобы получить эти средства, РАО опять же вынуждено будет повысить тарифы, так как никаких других возможностей не имеется. “Энергетика является государственно-регулируемой отраслью, – сказал Олег Кобелев, – наши доходы определяет государство, они заложены в тарифы. Других источников у нас нет. Получается, что за эту эмиссию будут расплачиваться жители нашего края”. “Если бы в “Русале” хотели помочь со строительством Богучанской ГЭС, то провели бы дополнительную эмиссию одного из своих алюминиевых заводов, а акции разместили бы за рубежом”, – добавил Олег Кобелев.
По его словам, в “Красэнерго” пытались связаться с компанией “Хелингтон коммодитиз лимитед”, которая зарегистрирована на Кипре и через свое доверенное лицо скупает акции ОАО “Красноярская ГЭС”. Однако отправленное по адресу компании письмо вернулось со штампом “Адресат неизвестен”. “Мало того, что основной акционер находится в оффшорной зоне, так его еще и найти невозможно, – сказал Олег Кобелев. – Мы обращаемся за помощью в розыске руководства этой компании. В качестве вознаграждения готовы вручить 100 метров алюминиевых проводов, так как другого у нас ничего нет. С документами и транспортировкой поможем”.
Обновка еще та – один квадратный метр катализаторной сетки стоит 1800 долларов. Почему так дорого? Потому что тройская унция платины стоит сегодня 900 долларов, или примерно 30 долларов за грамм. А сетка вяжется именно из платино-родиевого сплава. Так что явно далеко не каждому по карману “чулок” из вязальной машины, уже официально и при гостях со всей страны запущенной 6 апреля в новом цехе Красноярского завода цветных металлов имени В. Н. Гулидова.
Но прежде чем начальник цеха по производству технических изделий из драгметаллов Борис Ходюков дал отмашку на запуск машины, в цехе состоялся один весьма примечательный экспресс-диалог.
- Изменения необыкновенные, – лучился энтузиазмом Майкл Стил, директор по исследованию рынков и планированию британской фирмы “Джонсон Матти”, – ведь всего 7-8 месяцев назад здесь еще ничего не было.
- Мы старались, – с невозмутимым достоинством отреагировал Ходюков.
- Прекрасная работа, – по-прежнему не скрывал своих эмоций англичанин, не отводя глаз от столь родной его сердцу фирменной вязальной машины, на которой уже закрутились бобины с драгоценной проволокой.
Особую значимость этому российско-британскому диалогу придавало то обстоятельство, что фирма “Джонсон Матти” не только имеет высочайший авторитет в международном драгметалльном сообществе, но и, в частности, занимает примерно 40 процентов мирового рынка по производству катализаторной сетки для азотной промышленности, по сути, являясь на нем всемирным монополистом. Так вот лицензию на новое производство, технологию и оборудование “Красцветмет” закупил именно у этой фирмы. На ее же заводе “Нобл металз” в Ройстоне, а потом уже и непосредственно у себя на рабочих местах постигали красноярцы тонкости нового бизнеса.
Впрочем, воистину новое – это не просто хорошо забытое, но и вовремя припомненное старое. Суть дела в том, что еще в конце 40-х – начале 50-х годов прошлого века по постановлению Совмина СССР производство катализаторной сетки было развернуто в Красноярске. Однако затем, опять же по команде из Москвы, работу остановили и передали производство в Свердловск. И с тех пор Екатеринбургский завод по обработке цветных металлов был в стране монополистом по выпуску катализаторной сетки для нужд азотной промышленности, причем в основном для производства азотных удобрений.
Но 6 апреля 2004 года в Красноярске было покончено с екатеринбургским монополизмом. На открытие нового производства прибыли представители компаний, объединяющих 9 из 13 российских заводов, выпускающих удобрения. Ходили раздумчиво по цеху, придирчиво вглядывались, как вяжут, промывают, активируют сетки горящим водородом и кроят их. Вздыхали от увиденного: “Коля, ты смотри, а чудеса-то, оказывается, бывают…” И что особенно значимо – ведь не студенты-практиканты, впервые угодившие на производство, шептались, а солидные мужики, уже собаку съевшие на своих химзаводах. Значит, прониклись в должной мере. Для чего их, потенциальных заказчиков сетки, на завод, собственно, и приглашали.
А пока остальные приглядывались, первым из строя покупателей шагнул управляющий производством новгородского ОАО “Акрон” Валерий Бершанский. Первый заказчик увез на Новгородчину первые 12 “красцветметовских” сеток. А там, глядишь, и другие купцы на завод подтянутся, когда красноярские сетки начнут теснить на рынке сетки уральские.
Неизбежность подобного развития событий отчетливо понимают и вчерашние монополисты в Екатеринбурге, а потому уже активно предлагают “Красцветмету” сотрудничество. Вот красноярцы сейчас и маракуют, как бы сделать наиболее эффективным сплав несомненно богатого екатеринбургского опыта и новейшей “красцветметовской” технологии, в силу различных причин уральцам недоступной. А успешная экспансия “Красцветмета” на новом рынке практически неминуема, поскольку завод, как известно, аффинирует 97 процентов платиновых металлов страны (именно они идут на производство проволоки для сетки), да к тому же фирма “Джонсон Матти” по договору будет еще в течение 10 лет поддерживать этот проект своими новейшими технологическими разработками.
- Наши вязаные сетки легче, чем тканые, – пояснил суть конкурентных преимуществ “Красцветмета” технический директор – главный инженер предприятия Виктор Короленко, – а значит, и дешевле на 20-30 процентов. Омертвление средств заказчика существенно снижается, а сырье, наоборот, экономится. А раз выпуск продукции у наших партнеров в силу этого растет, то и финансовый эффект от внедрения сеток всех только радует.
Напомним, тогда с подавляющим перевесом победил профсоюзный лидер и одновременно депутат Законодательного Собрания края Валерий Мельников. Ставленник “Норильского никеля” Джонсон Хагажеев был вторым. Избирательная комиссия признала результаты выборов. Однако впоследствии был выявлен ряд финансовых нарушений со стороны победителя.
Тем не менее, вчера судья Наталья Мируцкая сочла их несущественными. Как сообщил “Пресс-Лайну” председатель горизбиркома Виктор Садчиков, мотивировочная часть решения суда еще не дошла до комиссии. “О наших дальнейших шагах можно сказать только после получения документа”, – отметил Садчиков.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.